Их монгол

Граница с Монголией проходится неспешно, часа за три. Наши пограничники строги и карьерны - не взяли даже бутылку самогона в подарок.

Нейтральная территория:

Через час после пересечения границы слышу по рации: "Мумусик, возвращайся!"

Через минуту после переворота:

Через минуту десять секунд после моего разворота и их переворота:

В одной руке камера, в другой - пульт от лебедки, которой нашлось применение:

Колеса предстоит бортировать в полевых условиях. Сайт автора переворота:

Сайт спонсора на отвалившемся мухоотбойнике:

"Буцефал" и любопытный владелец монгольской лошади:

Экипаж повторяет свои действия в момент переворота:

Пока накачали колеса, пока собрали весь мусор в яму, стемнело. Едем обратно. Хочется переночевать с видом на воду. Еду в сторону озера на навигаторе. Кусты, кусты, прибрежная полоса, ура, пиздец. Машина стоит на месте. Натуральные зыбучие пески. Еще пару метров пешком - и обувь погружается по щиколотки. "Мумусик" набирает полные диски отличной глины.

Искалеченный "Буцефал" разворачивается и тянет меня троссом. В результате вязнет сам. Трос натянут, обе машины не могут двинуться ни туда, ни сюда. Пришлось резать трос. Буцефал выбирается на кусты и мы привязываем второй трос. Рядовой Райан спасен.

Весь следующий день, пока провожали "Буцефала" до границы и ехали с "Аистом" обратно в Чойбалсан, я проникался идеей балансировки колес. Когда в каждом диске по несколько килограммов затвердевшей глины, машину начинает бросать вперед назад, а руль вправо-влево уже на 50 км/ч. Удовольствие ниже среднего.

В Чойбалсане - сразу на мойку. Никогда еще столько говна из моих колес не выгребали.

Одного схватил медведь, и вдвоем остались. "Аист" и "Мумусик".

Покидаем Чойбалсан, так как в нем не осталось ни одного места ни в одной гостинице. Едем под вечер, темнеет, начинаются кочки, на одной из которых я ощущаю знакомую вибрацию - двигатель лег на защиту. Бляяяяяятьь, ссссука! Ебаный Рендж Ровер. Падла, нахуй. От города отъехали всего 40 километров, ночуем в поле. С утра - искать сервис. Нашли, весь день вынимали сваркой отрезанные болты, ставили новые. К вечеру поехали опять в сторону Улан-Батора.

Ночуем в поле. С утра завожу машину - наташа говорит: "проверьте уровень охлаждающей жидкости". "Аист" разводит антифриз дистилированной водой, заливает ее в бачок, но перебахивает. Достает катетер, начинает откачивать лишнее. И тут замечает, что вместо почти прозрачной воды капает черная жижа. Пахнет маслом. Меряем уровень масла - масла мало (хотя ТО делали в Благовещенске меньше недели назад, масло меняли). Доливаем. Из трубы идет густой бело-сизый дым. Продолжаем ехать, мерять масло, доливать его, звонить по спутниковому специалистам. Специалисты констатируют: "По ходу, голова блока по пизде пошла".

До ближайшего крупного населенного пункта - чуть больше 200 километров. Я решаю ехать, хотя "движок может стукануть в любой момент". В деревне находится ЗИЛ, согласившийся довезти "Мумусика" до Улан-Батора за цену 200 литров АИ 80. При том, что до УБ еще 350 км, а ЗИЛ жрет до 50 литров на сотню.

Монголы находят подходящую кучу говна, с которой можно заехать на прицеп.

Через девять часов "Мумусик" гордо въезжает в монгольскую столицу.

Официальный дилер "Ленд Ровера" закрыт - утро субботы. Охранник не разрешает припарковать машину на территории сервиса. Ставлю рядом.

Нахожу телефоны менеджеров, пытаюсь уговорить их вызвать механиков на выходных. Хуй. Договариваюсь хотя бы переставить машину за ворота, но поздно.

Сегодня прихожу - на "Мумусике" кляксы цемента (рабочие пидарасят фасад дилера), погнут задний дворник, перерезана стропа, державшая канистры с соляркой. Ночью кто-то попытался спиздить канистры, но у него сломалась ножовка об замки, которыми канистры были привязаны (кусок ножовки валяется на заднем бампере). Из одной канистры литров пять слили, плюнули и ушли.

Завтра будут чинить задний амортизатор и разбирать двигатель, чтобы понять, какие детали заказывать из Москвы. У "Аистов" закончилось время, они едут в Иркутск, откуда полетят на самолете к себе в Воронеж.

"Субару" остается в Иркутске, а этнографическая экспедиция пока что далека от завершения.

Пусть сдохнут от зависти все, кто пожадничал купить логотип на "Мумусике".

По телевизору показывали трансляцию открытия паралимпийских игр. Мне понравился момент, где чувак с факелом на инвалидном кресле по канату полз наверх, чтобы поджечь горелку. На его лице читалось отрепетированное слово "преодоление", хотя и он, и его коляска были уравновешены спрятанной гирей. Узнал в нем себя.